Жилищный вопрос, который стоил курскому чиновнику свободы

13:5705.08.2016

Неделю назад председателя комитета соцобеспечения Курской области Вадима Дроженко признали виновным в злоупотреблении должностными полномочиями. Его приговорили к 3-м годам колонии общего режима. Вадим Викторович подписал акты приема-передачи квартир для сирот в доме, который официально не был введен в эксплуатацию и якобы непригоден для проживания. Потерпевшие — жильцы дома по улице Октябрьской, 185-А — от приговора буквально пришли в ужас, ведь их претензии относились не к представителю областной администрации, а к застройщику.

Смотреть

 

Собака Шери устала от такого внимания к этому дому. Устали и его жители. Уже 3 года они не могут решить свой квартирный вопрос. Жанна Горошко справила новоселье в 2013-м, вскоре начались проблемы: холод в квартире, промерзшие окна и некачественный пол.

 

Жанна Горошко: «Начали обращаться к застройщику Умеренкову с этими проблемами, на что застройщик не реагировал вообще никак. Тогда мы обращались к Дроженко, председателю социального комитета. После нашего обращения к нему дело начинало двигаться. Начали утеплять стены, окна, двери, батареи поставили».

 

Огрехи устранил застройщик за свой счет, и не только в квартире Жанны: недоделки были и в других. Но его неуважительное отношение к жильцам и несвоевременная реакция, делится Жанна, вынудили пойти на крайние меры — обратиться в прокуратуру. И закрутилось. По словам жильцов, реальность обвинители сильно исказили.

 

Ирина Ильина: «У меня было написано в показаниях: треснуты стены, полы, линолеум, изморозь. Линолеум я не меняла — как есть, так и есть. Он у меня не вздутый. Нигде ничего такого нет».

 

В квартире Ирины все как при заселении, она даже косметический ремонт не делала. Комфортно, чисто. Никакой разрухи. Поддерживает соседей и Анастасия. Она с гордостью показывает обустроенный быт. И детский бассейн, который уютно расположился в импровизированном дворе. Парадокс, но жильцы, по факту — потерпевшие, своего якобы обидчика — председателя комитета соцобеспечения Вадима Дроженко — поддерживают. И собираются обратиться с апелляционной жалобой. А чуть ранее они уже написали заявление с возражением против того, чтобы чиновника посадили в тюрьму. Бумагу пришили к делу, но, увы, не учли.

 

Жанна Горошко: «Мы вообще не поняли, причем здесь Дроженко, почему Дроженко осудили. К Дроженко претензий здесь нет ни у кого абсолютно, потому что это единственный человек, к которому мы могли обратиться».

 

Анастасия Жибоедова: «Чем можно помочь, мы поможем ему, потому что его нечестно осудили».

 

Получившему реальный срок Вадиму Дроженко сочувствует и застройщик Виктор Умеренков. По делу он проходил как свидетель. Поясняет: дома официально не ввели в эксплуатацию не потому, что они непригодны для проживания, а потому, что в начале строительства были проволочки с документами на аренду земли. Виктор Умеренков, директор ООО «ГАЗСПЕЦСЕРВИС».

 

Виктор Умеренков: «Да, Дроженко что-то нарушил, потому что не до конца были оформлены эти квартиры. Но не по вине Дроженко. Вовремя не были оформлены документы на сдачу и прием квартир в эксплуатацию. Он приходил несколько раз туда, смотрел, качество проверял, в итоге он подписал этот документ, который, видимо, нельзя было подписывать. Но опять же — не для того, чтобы что-то поиметь, не ради своей выгоды. Он хотел расселить детей-сирот».

 

И еще одна деталь. Виктор Умеренков возвел также 3 дома для сирот на Строительном проезде. Их тоже сначала посчитали непригодными. Дмитрий Петров, адвокат Вадима Дроженко.

 

Дмитрий Петров: «Дроженко вменялось, что он своими противозаконными действиями как должностное лицо причинил ущерб в размере 30 млн. рублей. На сегодня у нас осталось только 11 млн. Часть домов, которые, как ему это вменялось, что он превысил свои полномочия, они тоже некачественные, суд вину Дроженко в этом не признал. У нас осталась только улица Октябрьская — один дом».

 

Сам Вадим Дроженко признал, что допустил халатность. Суд же посчитал это злоупотреблением полномочиями и назначил суровую меру наказания — 3 года лишения свободы. В понедельник адвокаты подадут апелляцию. Дальше — дело за областным судом. Но даже если не вдаваться в юридические тонкости, как часто потерпевшие просят оправдать своего обидчика?

 

Юлия Комкина