Николай Чебышев: 8 дней в Чернобыле сейчас кажутся сном

14:2926.04.2016

Он был одним из первых, кто уехал в Чернобыль устранять последствия аварии. Практически в одиночку Николаю Чебышеву пришлось обследовать около 2 тыс. помещений пострадавшего блока. Сейчас те 8 дней, что он пробыл на разрушенной станции, порой кажутся ему сном.

Смотреть

 

Стенды, посвященные ликвидаторам чернобыльской катастрофы, для кого-то как страницы учебников, для Николая Чебышева словно семейный альбом. Он знал лично многих из тех, кто на этих фото. Подумать только, прошло 30 лет, а случившееся Николай Михайлович помнит как сейчас.

 

Николай Чебышев: «Где-то в час ночи это произошло. Утром нас обзвонили руководители подразделений и цехов. Собрались у директора станции на оперативку, где он объявил об аварии. Потом ее назвали катастрофой».

 

Николай на тот момент уже 7 лет возглавлял 3-ю пожарную часть Курской АЭС. Выяснилось, что чернобыльская станция по проекту — точная копия нашей. Его, отлично знающего всю планировку и расположение помещений, одним из первых и отправили туда.

 

Николай Чебышев: «Первое, что впечатлило, — шли обозы, пешком, на телегах, машинах вывозили жителей. Это сразу насторожило. Не знали, что там за масштабы, хотя уже было понятно: радиационная обстановка очень тяжелая. Разрушения были достаточно тяжелые».

 

За неделю он обследовал около 2 тыс. помещений разрушенного энергоблока. Другой человек, не знавший планировки, вряд ли справился бы с таким заданием. Заблудиться можно было запросто. А в условиях зашкаливающей радиации лишняя минута могла стать смертельной.

 

Николай Чебышев: «Все было выведено из строя, частично были обрушения, радиационный фон в машинном зале был около 800 рентген».

 

И это при норме 20-35 микрорентген в час. А лучевую болезнь можно заработать уже при 100. Выполнив задание, через 8 дней Николай вернулся в Курск. К счастью, та командировка не обернулась серьезными последствиями для здоровья. Успешно доработал до пенсии, уволился в звании подполковника. Сейчас отдушина — домашнее хозяйство. Возится с птицей, огородом. А тогда, в 1986-м, смеется Николай Михайлович, боялся и не дожить до этих счастливых лет.

 

Юлия Белякова