Курский пилот посадил горящий самолет в поле 37 лет назад

18:2620.08.2019

Мастерское приземление в Жуковском, где пилоты смогли посадить самолет прямо в кукурузном поле и спасли жизни больше 200 человек, стало отдельной страницей в современной истории. Но мало кто знает, что среди нас живут и другие герои. 37 лет назад под Одессой курянин Юрий Ермаков совершил такой же настоящий подвиг. Летчик посадил Ан-24 в клеверном поле. Официально звание Героя тогда он не получил, но стал героем для пассажиров и экипажа, которым спас жизнь, а еще для своей семьи.

Юрий Ермаков: «16 декабря, погода, мы из Киева вылетели».

Такие воспоминания, крепко запечатанные в сердце, даются нелегко даже спустя почти 40 лет. Юрий Ильич, как говорит его супруга, родился в кабине самолета. В небо он влюбился в детстве и ни разу его не предал. Сначала был кружок авиамоделирования, потом аэроклуб, училище, профессия пилота. В 82-ом, к счастью для пассажиров и экипажа рейса №395, он уже стал настоящим профи, налетал больше 8 тысяч часов. 16 декабря ничего не предвещало беды, только погода была сложная — 10-балльная облачность.

Юрий Ермаков: «И вдруг эта сигнализация срабатывает, аварийное отключение автопилота и всего остального. Сразу появляется запах гари, вот этого горелого хлорвинила».

Начались самые долгие 7 минут 40 секунд в жизни Юрия Ермакова. Пилот сразу приступил к экстренному снижению, бортмеханик побежал за огнетушителем, стали гасить дым. Пламя было уже не остановить, огонь съел потолок. Пластик, который по всем нормативам не должен был гореть, плавился довольно успешно. Но бояться было некогда. Надо было выскочить из облаков и искать место посадки.

Юрий Ермаков: «Очень большую помощь мне в этом вопросе оказал бортмеханик. Он предложил: пассажиры задыхаются, туда дым идет тоже, давай разгерметизируем самолет. Разгерметизировали. Давай откроем передний багажник. Открыли передний багажник. Раз у нас горит в кабине, а передний багажник рядом, туда, конечно, стало вытягивать то, что горело, в эту багажную дверь. И пассажиры не задохнулись. И притом, когда горело, он над моей головой держал пальто, потому что на мою голову стало там это сыпаться. Это же загорелось с этой стороны! У меня рукав вот горел, здесь вот, под маской волосы там немножко обгорели, здесь».

Позже решение по разгерметизации салона даже внесут в руководство по летной эксплуатации. Сажать самолет пилоту Ермакову пришлось на глаз. Он приземлился на клеверное поле. Экипаж сработал на отлично, не допустив паники. Страх пришел уже на земле.

Юрий Ермаков: «Знаете, вот когда, если грубо сравнить, собака когда долго бежит там, на охоте или что-то, она потом стоит, и у нее ребра так — ты-ты-ты. Вот так несколько часов у меня ребра потом. Я не ходил, я не бегал, а ребра вот так. Все это, конечно, на взводе. И два дня, особенно первую ночь, я вообще не спал. Не хотелось спать, просто не хотелось».

Не до сна было и еще одному человеку. Настоящему герою тыла. Нелли Георгиевна, супруга, прилетела на место происшествия сразу, как узнала. Ей, маме двух сыновей, нужно было своими глазами увидеть — муж жив.

Нелли Ермакова: «Знаете, просто увидеть живого своего любимого человека, извините, дорогого стоит». — «Первый раз слышу «любимого». Вы это запишите, растиражируем это все».

Анна Пикулина, корреспондент: «Все, кто летел рейсом №395, к счастью, остались целы. Ан-24 спасти не удалось. На земле самолет взорвался, от него остался лишь металлический скелет. Страшную картину пассажиры и экипаж наблюдали уже со стороны, сидя на клеверном поле. Многие из них еще долго не могли спокойно смотреть в небо».

Юрий Ермаков и его экипаж подарили пассажирам того рейса праздник. Второй день рождения. Люди, выжившие 16 декабря 82-го, до сих пор каждый год отмечают «страшно важную» дату. Юрий Ильич, кстати, профессию не бросил. К 95-му году его налетный капитал составил 16 тысяч часов. По его стопам пошли сын и племянник. Ген передался.

Нелли Ермакова: «Он, кончено, родился в кабине самолета, он настоящий летчик, он грамотный… — Стюардесса ты моя… — Он, понимаете, трудяга. Он любил свою работу. Весь коллектив его уважал, всегда-всегда».

Анна Пикулина